Чтение RSS
AmIsrael.com » Статьи » Что значит быть sex-offender в США?

Что значит быть sex-offender в США?

Что значит быть sex-offender в США?
Я читаю вашу газету, потому что когда-то был женат на русской девушке. Хочу поделиться тем, насколько трудно быть sex-offender в США. Больше двадцати лет назад в отношении меня было возбуждено уголовное дело. Меня, 22-летнего парня из семьи консервативных еврейских южных баптистов, только что отпраздновавшего первую годовщину дочки, обвинили в сексуальных домогательствах.

Вскоре дело было закрыто, но на мне остался штамп sex-offender (сексуального преступника).

Тем, кто занимается казалось бы невинным секстингом, хочу рассказать свою историю. Надеюсь, мое свидетельство побудит родителей проверить телефоны школьников, да и последние, возможно, удержатся от того, что бы нажать кнопку “Send”, что может изменить их жизнь раз и навсегда.

Как sex-offender я не могу найти работу: каждый раз я должен заполнять анкету, в которой есть вопросы о том, инкриминировались ли мне какие-то преступления, если да, то я должен объяснить, какие. Я обязан рассказать, в чем именно обвинялся, каким было решение суда, отбывал ли я наказание. Когда в отделе кадров смотрят мое личное дело, они натыкаются на то, что я sex-offender. Они тут же проверяют соответствующую базу данных, которая доступна всем работодателям. Никто не хочет нести ответственность за то, что в компании, где работают мужчины, женщины и подростки, будет работать sex-offender. И в результате мою кандидатуру дальше не рассматривают.

Вот уже два года я безуспешно пытаюсь устроиться хоть куда-нибудь. Я, сорокалетний мужчина с хорошим образованием, здоровый и полный сил, с отличным пятнадцатилетним опытом работы в известной компании, сегодня не могу найти работу из-за обвинений, которые были выдвинуты против меня почти четверть века назад. Получается, что мое прошлое определяет мое будущее. Но это еще не все страдания.

У меня нет дома. По законам моего штата, я не могу проживать ближе чем за 330 метров от любого из детских или подростковых учреждений — школ, детских садов, больниц или общественных парков. Дом моих родителей находится всего на 30 метров ближе положенных 330 метров. После развода с женой (она захотела расстаться со мной) я не могу вернуться в собственный дом. Когда в нашем городе принимался устав, на меня как на проживающего в своем доме не распространялось ограничение города в отношении сексуальных преступников. Но в процессе развода я должен был выехать из дома. И теперь, когда все позади, я уже не могу вернуться, потому что это квалифицируется как въезд нового жильца, но уже после принятия Устава города. Чтобы снять квартиру, также приходиться указывать сведения о себе. Узнав о моем статусе, мне отказывают в аренде по причине, что в апартаментах живут дети и никто не хочет нести ответственность за то, что может произойти. Слава Богу, в деревне у меня есть бабушка и дедушка. Я вынужден был поселиться у них и только на выходные могу возвращаться в большой город, чтобы увидеть родителей и маленькую дочь. Каждый раз я трачу на дорогу только в одну сторону два часа и примерно двадцать долларов.

Но я еще счастливый человек, потому что многие другие в моем положении вообще не имеют дома. Всей стране известна группа людей во Флориде, осужденных когда-то за сексуальные преступления, которые не могут найти ни жилья, ни работы, ни сострадания. Они живут под мостами.

Американское общество отвергает сексуальных преступников. Многие хотели бы закрыть всех их в тюрьмах и бросить ключи куда подальше. Самое интересное в моей истории — то, что я не виновен. 16-летняя девочка обвинила меня в преступлении, которое я не совершал. Под давлением следователя, обещавшего пожизненное заключение, я подписал написанное за меня ложное признание. Тогда, в 80-е годы, еще не было четко сформулированных законов о сексуальных преступлениях в таком виде, как они есть сейчас.

Наказанием для меня стало десятилетнее наблюдение. С изменением законодательства в США в 1997 году я стал пожизненным sex-offender. И теперь, когда я пытаюсь восстановить справедливость и вернуть доброе имя, мне отказывают в этом все — прокурор, судьи, за дело не хотят браться адвокаты, а тот, кто соглашается, просит очень большие деньги. Известно, что судьи и прокуроры избираются налогоплательщиками. Люди не желают, чтобы по со
седству с ними жил кто-то, кто когда-то совершил сексуальное преступление или был обвинен, как я. Моя семья уже потратила на апелляции и суды около ста тысяч долларов, большего мы не можем себе позволить. Остается надеяться только на Бога и на его чудо…

Секстинг — это проблема, актуальная не только для США, но и для Австралии, Великобритании… К сожалению, это становится эпидемией. В этой связи я хотел бы обратиться к тем, кто сегодня занимается секстингом. Может быть, у вас и кипит кровь в жилах от вида обнаженной подружки или друга, но знайте, что за это вам придется расплачиваться завтра и, может быть, всю жизнь.


Джеймс, г. Нью-Йорк
Источник: ДалласТелеграф

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии (1):

10 октября 2012 14:48

taniik

  • Регистрация: --
  • Статус:
  • Комментариев: 0
  • Публикаций: 0

Спасибо за статью.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
На главную Наверх